Россияне признали Киев самым популярным городом СНГ

Власти Франции сообщат о ходе расследования ЧП с Шумахером 8 января



Севара Назархан: Мне любопытно делать доброкачественную поп-музыку и я считаю, что нельзя превращать ее в балаган

Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. В интервью журнальчику imPress ведает о собственных планах, новеньком альбоме, проекте «Голос» и любви к Майклу Джексону.

Вы на данный момент заканчиваете работу над новеньким альбомом. Он ведь записывался на волне фуррора в «Голосе»?

Совершенно нет. Дело в том, что еще задолго до шоу «Голос» мы с английским музыкантом Олли Смитом задумали альбом моих песен на его стихи. Записали его в Бристоле, сводили на студии Abbey Road, к аранжировкам приложил руку Пол Крокетт - он записывал и Debut Бьорк, и The Boatman's Call Ника Кейва, и почти все вещи The Cure.

Желаю издать его и на российском языке: на данный момент как раз работаем над переводами. А на британском пластинка именуется You Shine.

Издаваться будете на лейбле Питера Гэбриела Real World?

Нет, здесь совершенно про другое. В этом проекте больше от электроники, я бы произнесла, даже от бритпопа. Этот альбом - мое нутро, так я себя на данный момент чувствую. Естественно, буду чрезвычайно рада, ежели он попрет за рубежом - круто ведь, когда ты нравишься всем.

Но никаких расчетов по завоеванию мира я делать не могу, буду раздавать себя по кускам. Сейчас чувствую, что настало время сделать что-то наиболее обычное.

Может быть, не в чистом виде, наверняка, даже с полностью иной подачей. Тогда и уже пойти с записью в Real World.

Как вы вообщем познакомились с Гэбриелом?

В 2000-м я поехала на наикрупнейший фестиваль этнической музыки WOMAD, который организовал Питер. Поехала просто как гость, студенческая таковая поездка... Ну, средства скопила крайние - и едешь. В Рединг. А в итоге мне самой предложили выступить: попросили заменить отсутствовавшего артиста.

Я, естественно, «да» произнесла, а позже растерялась - я же была без музыкантов, один дутар под мышкой. Исполняла, помнится, что-то дикое, непонятное, песню на арамейском языке. И глядеть на огромное количество людей, которые стоят у сцены, - тот еще опыт... Там же как устроено: открытая площадка на пять-семь тыщ человек и много шатров, куда хоть какой зайти может.

И вот под конец моей импровизированной, капустной фактически программы, минутке на 45-й, я понимаю, что шатер заполнился.

Это было ваше 1-ое выступление перед таковой большой аудиторией?

Еще бы! Я ведь тогда малая была. Выступала, естественно, и ранее, но то было совершенно другое. А здесь таковая проверочка! Итак вот, посреди зрителей был и Гэбриел, мирненько со собственной камерой снимал все это действо. Потом он подошел, мы познакомились, и чрезвычайно скоро, другими словами практически на последующий день, я оказалась в его студии.

Чтоб записать альбом Yo'l Bo'lsin, который привел вас к куче наград - в том числе BBC World Music Award?

Ну да. А позже мы с музыкантами поехали в тур в поддержку альбома Питера Growing Up - поначалу по Европе, а позже уже и по всей Америке. Но больше всего прикипела к Лондону и сейчас живу на три страны - Великобритания, Россия, Узбекистан.

Ежели езжу с ребятами, останавливаемся в гостиницах, на квартирах, а одна прилечу - бывало, и в студии живу. Там же все благоустроено. Не то чтоб я повсевременно там тусовалась, быстрее идет речь о работе. Нет, могу, естественно, пойти оторваться в клубе с какой-либо увлекательной музычкой. Но не обычной. Концептуальной.

На что из крайнего прогуливались?

Не так давно была на концерте Depeche Mode в Лондоне... Хотя традиционно мне что-то посложнее нравится. Вообщем, ранее я всякое слушала. И Майкл Джексон нравился, и Уитни Хьюстон я, естественно, любила.

Времена эти издавна сзади, но ежели бывает ностальгия, могу и плакушку такую слушать. Вот не так давно в Штатах была на выступлении Мэри Джей Блайдж - прям сногсшибательный концерт в чрезвычайно комфортном зале, кажется, какого-то казино.

Мне-то как раз не умопомрачительно, что вы сочетаете в для себя любовь к Майклу Джексону и этнической музыке, дружите с Пугачевой и при всем этом сотрудничали с Гектором Зазу. Но почти все старенькые фанаты вашего похода в русскую попсу все-же не сообразили.

А почему бы и нет? Мы же с вами говорим на этом языке, мне он не чужой. И поп-музыка - это тоже часть меня. Просто еще одна веточка. Ранее я была в каком-то нескончаемом поиске, мне все казалось: я и это могу, и это желаю. А на данный момент я в конце концов знаю свои желания. Да, они по-прежнему различные, но больше не конфликтуют вместе. Просто я различная.

В прошедшем году, к примеру, в Эстонии исполняла ораторию «Мария Магдалинa» с большущим оркестром, с хором. Либо Green Tara Петера Вяхи - та и совсем на санскрите была. Я чрезвычайно люблю опыты. Традиционные песни со стариками могу исполнять, а могу что-то современное с моими ребятами.

Мне любопытно делать доброкачественную поп-музыку и я считаю, что нельзя превращать ее в балаган, в то, что люди как раз и именуют презрительно «попсой». Там, где есть место слезам, пусть будут слезы. Нельзя притворяться, что все отлично, эти рукопляски нескончаемые... Люди желают правды, реальных чувств. И я взялась за такую вот цель - привнести что-то красивое.

Я смотрю у вас с нашими рокерами особенный контакт установился - с Борисом Борисовичем Гребенщиковым пели, с Вячеславом Бутусовым пели, Михалок для вас песни писал...

На самом деле это все отдельные истории, результаты каких-либо спонтанных встреч. С Бутусовым, например, познакомились 5 годов назад, когда я еще записывалась с электронным проектом «Deadушки».

Тогда же я спела со Славой «Я желаю быть с тобой», а сейчас вот опять списались - желаем сделать что-то особое. К примеру, ему чрезвычайно приглянулась моя новенькая песня Letters - может быть, переведем ее на российский и сыграем вкупе, Слава желает добавить еще гитару Жору Каспаряна...

Он что-нибудь говорил про «Голос»? Спрашивал, ради что вы туда отправь?

А здесь ответ обычной. Ключевое слово - энтузиазм. Я же не рвалась туда. Сначала, когда услышала о кастинге, вообщем пошевелила мозгами: «Что мне там доказывать-то?». Позже посмотрела на The Voice в Америке, в Великобритании и сообразила, что там выступали и те, кто популярен на родине, полностью для себя состоявшиеся артисты.

А когда еще организаторы обещают, что тебя услышат без привязки к твоему положению, возрасту либо чему-то еще - здесь уж становится по-настоящему завлекательно. Это прикольно! Идешь ты на кастинг, проходишь прослушивание - и прямиком в шоу. Покажи себя - и получишь потрясающий резонанс.

Но чему вы там реально могли научиться?

Говорить, что это шоу было каким-то колоссальным сдвигом, я, естественно, не буду. Песни выбирала сама, костюмчики тоже. Но нужных советов получила много. Почему-либо с сиим проектом все сложилось, как говорится, звезды сошлись.

Я вообщем верю, что все в нашей жизни непопросту. И этот проект сам ворвался в мою жизнь - он желал, чтоб я там оказалась.

Самым проникновенным моментом стало то, как вы исполнили песню Игоря Николаева «Там нет меня». Любопытно, что после чего вы продолжили перепевать полузабытые шлягеры прошедшего - скажем, в эфире «Вечернего Урганта» возникли с перепевкой «Необыкновенных глаз» группы «Ялла». Такие классические эстрадные номера...

Эстрада, не эстрада - меня это все не тревожит. Всего только желаю отдать новое дыхание позабытым песням. Но любая обязана подступать конкретно для тебя, ты должен ее пережить - себя же не обманешь, а люд тем паче.

«Необыкновенные глаза» - и песня-то необычная. Армянско-азербайджанская, написанная на российском языке и исполненная узбечкой. Она указывает, как много у нас общего, и такие песни должны жить.

На данный момент люди как раз заскучали по таковой музыке, и вы, стоит признать, непревзойденно играете на ожиданиях публики.

Понимаете, мне вообще-то не свойственно заигрывать с публикой, куда проще быть таковой, какая я есть. То, что я выдавала, - это я, моя натура. Просто во мне всего много. И почти все с течением времени скапливается, естественно, что мне охото сиим делиться!

В вас таковая тяга к самовыражению, естественно, с юношества. Когда оба родителя так либо по другому мастерски занимаются музицированием, волей-неволей будешь артистом.

Не скажите. Нас было четыре малышей, и лишь я ударилась в музыку. Но то, что с юношества музыка в нашей семье царила, практически парила повсюду, сыграло свою роль, правда, только для меня. Мать преподавала народные инструменты, а отец пел и занимался музыкальной редактурой на телевидении.

Детство - это закладка всего. И по итогам я пошла обучаться в консерваторию по классу оперного вокала - просто поэтому, что остальных вариантов не было. Тогда же начались 1-ые гастроли - как раз с упомянутой вами группой Sideris. Четыре девчонки 17-19 лет, год проездили по городкам и весям, целый ряд конкурсов... И вот спустя столько лет, представляете, опять конкурс - «Голос». (Смеется.)

А что вы сделаете, когда, в конце концов, приедете домой, в Узбекистан?

Приду домой и хорошо высплюсь. Поем манты с тыквой. И опять посплю. А позже позвоню маме и скажу, как ее люблю.