Докторы проводят операцию экс-лидеру Демократической партии Италии

Турист заявляет, что заснял момент падения Шумахера на горных лыжах




Новейшие телесериалы: 7 обстоятельств фуррора "Заточенных кепок"

Одним из самых приметных телесериалов новейшего телевизионного сезона уже - и полностью заслуженно - признано ТВ-шоу Peaky Blinders, который по-русски именуют то «Острые козырьки», то «Заточенные кепки». Пилотная серия была показана 12 сентября на канале BBC 2: по-британски маленький 1-ый сезон, состоящий всего из 6 серий, завершился 17 октября, и уже понятно, что продолжению - быть.

Выдумал сериал создатель «Порока на экспорт» Стивен Найт, а снимают Отто Баферст и Том Харпер, зарекомендовавшие себя в режиссерских креслах «Черного зеркала» (Black Mirror) и «Отбросов» (Misfits) соответственно. Действие происходит в британском городке Бирмингем в 1919 году, сходу опосля окончания Первой мировой войны, а действия, рассказывающие о бандитских разборках, войнах за местность и становлении легального бизнеса нелегальными способами, отчасти основаны на настоящих событиях - в то время в Бирмингеме и вправду была группировка под заглавием Peaky Blinders. Выход телесериала, к слову, подхлестнул энтузиазм к исследованию темного прошедшего британской провинции и послужил поводом для возникновения пары исследовательских статей в разных английских изданиях, посвященных настоящим работающим лицам обрисованных в телесериале событий.

В чем все-таки предпосылки фуррора телесериала «Заточенных кепок», появившегося в критериях твердой конкуренции по обе стороны океана и сначала обещающего быть очень насыщенным сезона 2013-2014 гг. - о этом в материале проекта Weekend.

1. Герой-антигерой

Стивен Найт, как говорится, изловил волну. Сегодня в промышленности телесериалов в почете очевидно сомнительные протагонисты, взять хотя бы серийного убийцу Декстера, наркобарона Уолтера Уайта и зависимого от пилюль мизантропа доктора Хауса - героев самых удачных ТВ-шоу крайнего десятилетия. Главными работающим лицами «Заточенных кепок» являются полностью конкретные негодяи, уличные бандиты братья Шелби, управляющие нелегальной букмекерской конторой и держащие в ужасе весь город. Вообщем, и у настолько несимпатичных на 1-ый взор персонажей есть бесспорные плюсы: они все - герои Первой мировой, только незадолго до описываемых событий вернувшиеся из Франции, где отчаянно и бесстрашно защищали родину. Нанесенные сиим психические травмы, ежели не являются оправданием жестокости, то вызывают сочувствие - тут каждый так либо по другому достаточно болезненно переживает приобретенный на полях схваток опыт, ночные кошмары и видения не покидают вернувших в мирную жизнь боец. В первых же кадрах главарь Томас либо Томми (Киллиан Мерфи) едет по улицам на лошадки, а люди в ужасе прячутся за закрытыми дверями домов. Ночами ему мерещатся окопы и немцы, деньком он, хоть не являясь старшим в семье, негласно возглавляет банду - умный, расчетливый, хладнокровный, пользующийся авторитетом и в семье, и вне ее. Создатели но сначала путают зрителя, заставляя поверить, что фаворит - старший Артур (Пол Андерсон), как выясняется, очень недалекий человек, годный только для «полевой» работы. Как и импульсивный младший Джон (Джо Коул). Томми же не только лишь ведет беседы с соперниками и планирует локальный захват мира, да и улаживает дела семейные - утихомиривает братьев, справедливо разбирается с любовной драмой единственной сестры (Софи Рандл), связавшей судьбу с некогда боевым товарищем, а сегодня заклятым врагом-коммунистом Фредди (Иддо Голдберг). Все это - не без помощи «серого кардинала» клана Шелби, тетушки Поли в выполнении блистательной Хелен МакКрори.

2. Актеры

Поистине блестящий состав «породистых» англичан, которые идиентично отлично и органично смотрятся в драке, в пабе и на светском мероприятии, вроде скачек. На первом плане - дуэт Киллиана Мерфи, для которого роль Томаса Шелби точно станет одной из главных в карьере, и Сэма Нила - засланного в Бирмингем из Белфаста инспектора. Необычным образом, персонаж Нила, стараниями в том числе актера, перестает быть справедливым полицейским, вознамерившимся навести порядок - здесь все играют грязно, а их с героем Мерфи конфликт перерастает из противоборства охрана правопорядка и бандита в личное соперничество - chercher la femme. В роли дамы, разбивающей сердца, - «прозрачная» фея Аннабель Уоллис, которая, вообщем, лихо управляется с орудием и ведет двойную игру, какая не снилась и самым отъявленным правонарушителями.

3. Любовная драма

Без нее в неплохом телесериале - как без рук. Она обязана быть прекрасной, романтичной, убедительной и, естественно, исполненной трагизма - лучше на всем собственном протяжении. Трудно вообразить что-то наиболее очевидное и в то же время неосуществимое, чем роман бандита, покалеченного войной и каждый день ввязывающегося в смертельно небезопасные мероприятия, и белокурой нимфы с загадочным прошедшим. Равномерно, естественно, становится разумеется, что они - пара, какую поискать, принцесса оказывается амазонкой, бандит - ранимым романтиком. «Я отыскал тебя, ты отыскала меня, мы - спасение друг для друга» - не этого ли находили упомянутые выше Декстер и Хаус? Будем надеяться, что у Томми Шелби все-же получится.

4. Музыка

Беря во внимание, что телесериалы издавна уже составляют конкурентнсть художественным фильмам, в особенности драматические с часовыми, как в «Кепках» эпизодами, игнорировать саундтрек ни продюсеры, ни режиссеры, ни зрители не имеют права. По признанию самого Стивена Найта, он в выборе музыке управлялся этим же принципом, что и Баз Лурман в собственном недавнем «Гэтсби» - показать не то, какой была музыка в то либо другое время, а то, как ее принимали. Поэтому заместо джаза просто может звучать r'n'b и хоп-хоп, а музыкальным фоном для героев «Заточенных кепок» станут композиции в выполнении Джека Уайта и Ника Кейва. Глас крайнего звучит в первом сезоне не один раз: в одном из интервью Найт ведает, что Кейв полюбил шоу с первого взора и, посмотрев пилотирую серию, в которую создатели на пробу вставили его музыку, одномоментно отдал разрешение на ее предстоящее внедрение. Чем же не символ свойства?

5. Операторская работа

Почти все критики не случаем принялись ассоциировать «Кепки» с американской «Подпольной империей» - и дело не только лишь в тематической близости 2-ух телесериалов о дельцах начала XX века по различные стороны Атлантики. И там, и там - герои ведут нелегальный бизнес, много пьют не выпускают изо рта сигарету. Ассоциации вызваны к тому же схожестью зрительного ряда, выполненного в намеренно сумрачных тонах и интерьерах черных подвалов и прокуренных кабаков. Камера в «Кепках» работает еще больше изощренно - здесь и большие, напряженные планы, и элегантные рапиды, приходящиеся в основном на триумфальные проходки героев по улицам городка - идут ли они пропустить по стаканчику либо отправляются на еще одно кровавое дело. Может быть, очень уж вычурные кадры, но, с иной стороны, упрекать создателей в попытке сделать его идеальным не только лишь по содержанию, да и формально, некорректно - в неплохом телесериале все обязано быть отлично.

6. Костюмчики

Хоть какое историческое по умолчанию становится костюмным. В случае с «Кепками», по словам исследователей, настоящие члены группировки уделяли гардеробу особенное внимание - ведь даже свое заглавие банда получила благодаря тому, что ее участники носили надлежащие головные уборы с вшитыми в козырьки лезвиями, которые по мере необходимости становились очень небезопасным орудием. Герои телесериала носят кепки и пару раз вправду пускают их в ход, а не считая того одеты не попросту по крайней моде, а так, что позавидовать можно и на данный момент. Белые рубахи с поднятыми воротниками, жилеты, пиджаки, плащи и укороченные штаны, открывающее взгляду до блеска начищенные ботинки. Под кепками - стрижки с выбритыми висками и затылками, за которые сегодня юные люди и девушки платят в парикмахерских немалые средства. Бирмингемские криминальные авторитеты прогуливаются по запятанным, залитым нечистотами улицам, как будто по подию на Недельке моды.

Не лишь он: главную роль в одной из крайних сейчас работ Найта - кинофильме «Лок» (Locke) - сыграл Том Харди. О работе с ним режиссер отзывается с теплотой, говоря о том, что желал бы созидать актера во 2-м сезоне - пока это, вообщем, лишь мечты. Также отзывается Найт и о Джейсоне Стэтеме, сыгравшем у него в «Эффекте колибри» (Hummingbird): «Мы чрезвычайно желали созидать его еще в первом сезоне. И здорово было бы, если бы он возник во 2-м - ежели не будет занят на остальных съемках. Он таковой неплохой, милый юноша, расчудесный, просто чудесный».