Ушла из жизни народная артистка России, прима Огромного театра Галина Олейниченко

Интернациональный фестиваль "Евразия" прошел на Урале



Рабы и аферисты признаны наилучшими

Хотя из 7 вероятных «Глобусов» кинофильм Стива Маккуина, снятый по мемуарам чернокожего Соломона Нортапа, в 1841 году похищенного в рабство, получил всего один приз, похоже на то, что финал «оскаровской» гонки в этом году можно предсказывать с особенной уверенностью (номинанты на «Оскар» будут объявлены 16 января). Тяжело представить, кто сумеет конкурировать по значимости и прямолинейности общественного выражения с маккуиновской черно-белой (в морально-этическом смысле) аболиционистской картиной о страхах рабовладельческой системы.

Фаворитная количественно с 3-мя «Глобусами» «Афера по-американски» тоже имеет некоторую настоящую жизненную подоплеку. Ее режиссер, Дэвид О. Расселл, в прошедшем году выдвигался на «Оскар» с достаточно энергичным фильмом «Мой юноша - псих» (Silver Linings Playbook), не наименее динамичной вышла его новенькая работа - криминальная комедия, действие которой происходит в 1970-е. Эми Адамс, признанная наилучшей актрисой в комедийном разделе «Золотого глобуса», играет подругу грабителя (Кристиан Бейл), совместно с которым ей приходится работать на ФБР, а еще одну более пронырливую девицу сыграла Дженнифер Лоренс, получившая в прошедшем году «Оскар» за «Мой юноша - псих», а пока что схлопотавшая «Золотой глобус» за роль второго плана.

Основан на истории настоящего человека также «Далласский клуб покупателей» (Dallas Buyers Club) канадца Жан-Марка Валле, до раздачи «Глобусов» особенного резонанса не имевший, но сейчас на очах приобретающий «оскаровские» шансы. В данной картине, как и в «Афере по-американски», идет речь о «хастлерах» в широком смысле слова, другими словами энергичных и предприимчивых людях, не поддающихся происшествиям. 1-го такового играет владелец «Золотого глобуса» за топовую мужскую роль, исхудавший Мэттью Макконахи, ухитрившийся обставить чрезвычайно внушительно страдающего под белоснежным гнетом в «12 годах рабства» Чиветела Эджиофора. Герой Мэтью Макконнахи, техасский ковбой Рон Вудруф, узнав о том, что у него СПИД и жить осталось от силы месяц, не пал духом, а стал пробовать еще не испытанные на людях неразрешенные в 1980-е Минздравом лекарства и снабжать ими собственных братьев по недугу, войдя тем в конфликт с обилием официальных организаций. Джаред Лето, сыгравший чувствительного транссексуала, соратника героя-гомофоба, принужденного производить толерантность, был отмечен «Глобусом» за роль второго плана.

Не чрезвычайно активного внимания голливудской иностранной прессы удостоились на этот раз работы живых классиков. «Волк с Уолл-стрит» (The Wolf of Wall Street) Мартина Скорсезе, снятый по снова же подлинной автобиографии брокера, идиентично стремительно ставшего миллионером, а позже - заключенным, выдвигался в комедийной категории как наилучший кинофильм, но снискал только один приз - Леонардо Ди Каприо, во многом повторяющему свою работу в «Великом Гэтсби» (The Great Gatsby) База Лурмана. «Жасмин» (Blue Jasmine) Вуди Аллена закономерно принесла заслугу Кейт Бланшетт, ставшей наилучшей актрисой в драматическом разделе, а сам Вуди Аллен получил «Глобус» за вклад в киноискусство. Научная фантастика была вознаграждена в номинации «Лучший режиссер», где одолел создатель «Гравитации» (Gravity) Альфонсо Куарон, также в номинации «Лучший сценарий»: лауреатом стал любитель экстравагантных сюжетов Спайк Джонз, в чьей научно-фантастической мелодраме «Она» (Her) Хоакин Феникс сыграл писателя, вступающего в достойные внимания дела с операционной системой нового поколения.

Единственное относительно оригинальное решение голливудская иностранная пресса приняла, проигнорировав победившую на Каннском кинофестивале «Жизнь Адели» (La vie d`Adele) Абделлатифа Кешиша, входящую во все рейтинги прошлогодних наилучших кинофильмов с ярлычком «событие года». Но «Золотой глобус» за наилучший иностранный кинофильм достался «Великой красоте» (La grande bellezza) итальянца Паоло Соррентино, где dolce vita современного Рима запечатлена с феллиниевской зрительной роскошью, избыточностью и фантасмагоричностью. Таковым образом, выбрав картину, не замеченную в каннском конкурсе, аккредитованные в Голливуде журналисты употребляли вариант показать, что Канн, склонный снобировать южноамериканский синематограф, им не указ.