Липчан приглашают на концерт западноевропейской музыки

Казахстанский кинофильм для малышей захватил гран-при фестиваля в России



Брюс Спрингстин подстегнул темп жизни

Новейший альбом Брюса Спрингстина High Hopes оказывается на самом деле не таковым уж и новеньким. Так, навеянная романом Стейнбека «Гроздья гнева» The Ghost of Tom Joad была титульной на альбоме 1995 года, а Harry's Place выходила в 2007-м на альбоме Magic (как и Frankie Fell In Love).

American Skin (41 Shots), посвященная памяти убитого милицией безоружного иммигранта Амаду Диалло, сочинена в 1999-м, а Down In The Hole в первый раз прозвучала на альбоме The Rising в 2002-м. Посреди кавер-версий - песни культовой синт-группы Suicide (Dream Baby Dream), австралийцев The Saints (Just Like Fire Would) и лос-анджелесцев The Havalinas (титульная песня).

Отчего же опосля неописуемо уверенного и массивного альбома Wrecking Ball, вышедшего в 2012-м, Шеф (так в США зовут Спрингстина с конца 1970-х) выпускает сборник, сделанный способом поскреба по сусекам? Ответ на этот вопросец никак не прост. Спрингстин издавна говорил, что из его закромов полностью может получиться новейший альбом, и даже начал работу совместно с продюсером Робом Аниэлло, но шла она ни шатко ни валко.

Посодействовал вариант: участник группы Шефа The E Street Band «Малыш» Стивен Ван Зандт, все почаще предпочитающий актерскую карьеру музыке, отбыл на съемки телесериала «Лиллехаммер». Заместо него был рекрутирован гитарист и певец Том Морелло, узнаваемый по группам Rage Against The Machine и Audioslave. Его роль, как не один раз говорил Спрингстин, сильно воздействовало на гастроли 2013 года и стимулировало работу над High Hopes. Фактически, некие песни вошли в альбом конкретно по настоянию гитариста. Спрингстин проводил в студиях до 15 часов в день, как как будто боялся упустить ту искру, тот огонь, который он увидел в Морелло.

Как ни удивительно, High Hopes вышел довольно цельным - наиболее того, некие критики склонны созидать в нем чуток ли не прямой сиквел предшествующего альбом. Старенькые песни нежданно обрели новейшую жизнь - в индивидуальности The Ghost of Tom Joad, превратившаяся из полуакустической баллады в яростный электрический гимн, а посреди того, что было записано, но так не увидело света, стоит отметить The Wall, реквием по старенькому товарищу, на котором умиротворяюще звучит орган Дэнни Федеричи, погибшего еще в 2008-м. Ну и то, что альбом начинается и заканчивается кавер-версиями, тоже смотрится символично. Разухабисто-драчливая High Hopes и медитативо-лирическая Dream Baby Dream - как вход и выход, как инь и ян.

И, естественно, все это объединено личностью самого Спрингстина. 64-летний рокер - чуть ли не одна из самых ярчайших личностей на южноамериканском музыкальном небосклоне в течение вот уже 30 с излишним лет. Он не созерцатель, он жадно глотает жизнь, не опасаясь поперхнуться - и щедро делится со слушателем своими наблюдениями и выводами.

Может быть, возраст все-же берет свое, может быть, High Hopes был записан специально для того, чтоб Спрингстин не утратил темп жизни, интенсивность творчества - что с того? В любом случае в процессе выполнения данной для нас утилитарной задачки был достигнут к тому же художественный итог.