Во Владивостоке пройдет кинофестиваль N.I.C.E

В Чолпон-Ате пройдет 2-ой интернациональный фестиваль "Мейкин Азия"



Чубыкин: Москва подпевает на 6-ой песне, Владивосток - уже на 2-ой

Масштабный фестиваль «ПРИМotion», приуроченный к 75-й годовщине Приморского края, отшумел во Владивостоке. Посреди выступавших был и музыкант Олег Чубыкин, который начинал свою карьеру во Владивостоке. В интервью РИА Анонсы он поведал о том, почему уехал в Москву, о особенностях приморской рок-сцены и собственном желании возвратиться в родной край через 20 лет.

Музыкант Олег Чубыкин родился в Приморье, в городке Арсеньеве. В 1993 году он вкупе с друзьями Павлом Руминовым и Александром Ивановым организовал группу «Тандем». Музыканты выпустили два альбома, группа была очень популярна в Приморье, но позже распалась. Олег Чубыкин начал сольную карьеру. Сейчас он записал восемь альбомов. Его новенькая пластинка вышла в 2013 году.

- Вы уже 10 лет живете в Москве. Почему в свое время вы решили переехать в столицу?

- Началось все с того, что Леонид Бурлаков (1-ый продюсер групп «Мумий Тролль», «Земфира» и «Братья Гримм» - ред.) пригласил группу «Тандем» в Москву. Он посодействовал с покупкой билетов, мы переехали, и группа здесь же распалась. Печали не было - мы же приехали покорять столицу! Нас тогда MTV желало сделать лицом канала. Но управление на нем сменилось, и лицом канала мы так не стали.

Тем более, мы решили не ворачиваться в Приморье. Во-1-х, у меня в семье родился ребенок. А во-2-х, стало понятно, что во Владивостоке сворачивается вся культурная программа, сплетенная с рок-музыкой. Ранее в крае работала радиостанция New Wave - «Новая волна», вокруг нее собиралась культурная среда: фестивали, газеты, журнальчики, публика.

Опосля смерти обладателя «Новой волны» в 2002 году радиостанция перебежала в остальные руки, а позднее закрылась, к тому же московские соперники сюда пришли и стали задавливать эфир. А весь музыкальный локальный климат существовал вокруг «Новой волны», так как она крутила местные группы, и публика прогуливалась на их концерты. Позже я сообразил: либо необходимо уезжать в столицу, либо превратишься в местного лешего. Музыканту нужна аудитория.

- Трудно ли было, приняв решение о переезде, расстаться с друзьями, морем, была ли ностальгия позже?

- Я не расставался с Приморьем, потому что практически все переехали в Москву. Крупная часть местной тусовки оказалась в столице, Павел Руминов (сценарист и режиссер, создатель 15 кинофильмов, посреди которых «Мертвые дочери» и «Я буду рядом ", получивший Гран-при на "Кинотавре-2012" - ред.) уехал со мной, Леонид Бурлаков уже жил в Москве. Я 1-ое время общался в основном с земляками. А ежели говорить о море - море снутри.

У меня была чрезвычайно мощная ностальгия 1-ые года четыре. Я пару раз приезжал в Приморье, позже стал ездить почаще. Мне чрезвычайно нравится бывать тут, это чрезвычайно принципиальные поездки. Для меня это встречи с друзьями, тут публика меня знает лучше. Крайние пару лет мы два раза в год бываем в Приморском крае. Вообщем, переезды - это тяжело, но мы ездим дважды в год в наилучшее место России.

Через 20 лет я перееду сюда, в Приморье. Мне кажется, тут состояние жизни лучше. В Москве люди зарабатывают средства, а тут живут для наслаждения, вот и разница. Это неувязка всех огромных городов типа Москвы. Для жизни они не адаптированы.

- Различается ли приморская публика от тех, кто приходит на ваши концерты в столице?

- Выскажемся так, тут публика приходит отрываться на концертах, она наиболее чувственная. Даже когда мы были в Хабаровске, а я не уверен, что там суперзнаменит и известен, но пришли люди и чрезвычайно отлично нас приняли, был некий ажиотаж. Люди пришли отрываться, другими словами отдыхать по принципу: "Мы заплатили средства - мы желаем веселья".

В Москве публика наиболее размеренная, там приходят испить под возлюбленную музыку. А на Далеком Востоке самый радостный люд. Можно огласить, что в Москве публика наиболее избалованная. Но самые избалованные слушатели - в Санкт-Петербурге. Там богатство местных групп, богатство гастролеров, и там концерты постоянно чрезвычайно удивительно проходят в данной для нас связи.

В городках гораздо меньше теснее контакт меж аудиторией и артистом. В Москве все начинают петь хором на 6-ой песне, а во Владивостоке - уже на 2-ой либо даже на первой.

- Вы смотрите за музыкальной сценой Владивостока и Приморья, что увлекательного подметили себе?

- Специально не смотрю, но как-то раз был на концерте группы Mari! Mari! в Москве - хорошая команда, радостная, с драйвом. Не скажу, что во Владивостоке происходит возрождение местной сцены, - это, быстрее, продолжение традиций.

Ранее была вокруг местной музыки какая-то промышленность, но она больше держалась на энтузиазме. В России нет ни 1-го печатного музыкального издания, а тогда во Владивостоке в рамках 1-го городка издавались глянцевый журнальчик о местной музыке и газета.
Не считая того, гремел фестиваль "Пацифик", который проходил не только лишь во Владивостоке, а еще в Уссурийске, Хабаровске, на Сахалине. Это было целое движение. Но, очевидно, все это в итоге закончилось. Пришло "Российское радио" и всех одолело.

- Как вы относитесь к тому, что почти все юные музыканты поют на британском языке?

- На данный момент почти все поют на британском языке, это как раз говорит о том, что нет промышленности вокруг. Зарабатывать в России средства музыкой на британском, мне кажется, тупо.

Есть у всех мысль, что так можно выбиться на интернациональный уровень, но почти все артисты соображают, что в Тулу со своим самоваром ехать не стоит. Все будут защищать свои рынки, никто не пустит артистов из России и Владивостока, поющих на британском языке.
Когда группа юная, она начинает с подражания, а позже музыканты начинают обдумывать, что публика обязана их осознавать. Переход на российский язык - это чрезвычайно непростая история. Потому у почти всех англоязычные тексты - это просто метод завуалировать отсутствие мысли.

- Что вы думаете о идее празднования 75-летия Приморского края - есть мировоззрение, что это повод, притянутый за уши?

- Любые празднички притянуты за уши, но они должны быть, так как это повод гордиться местом, в каком ты родился и живешь. Я вот, когда в прошедший раз был в родном Арсеньеве, купил двухтомник Владимира Клавдиевича Арсеньева и читаю. Стараюсь в этом городке почаще бывать.

- Как поменялся Владивосток со времени вашего крайнего приезда? Вы ощутили, что город стал остальным?

- Еще в прошедший раз, когда мы приехали во Владивосток, были видны конфигурации. Ранее город был похож на Сталинград: все было разрушено, в особенности в центре. А на данный момент город стал привлекательнее. Некие места я вообщем не могу выяснить. Вообщем, Владивосток - принципиальный город, самый восточный западный город, европейский город в Азии.

У меня есть обряд: когда бываю во Владивостоке, в районе остановки "Спортивная" есть магазин чая, а рядом продаются специи. Непременно туда захожу. Мне друзья заказов различных дали, какую-то черную японскую зубную пасту приобрести. А в Приморье одно из возлюбленных мест - это бухта Витязь. У меня там "крышу снесло" в прошедшем году от красы местной природы, и я там же написал песню "Вечное лето". Это место силы.

- Как появляются ваши песни, как происходит работа над текстом и музыкой?

- Самые фаворитные песни приходят уже в готовом виде, с аранжировкой. У меня чрезвычайно отменная музыкальная память, я еще в детстве ее натренировал. Плееров в моем детстве не было, я слушал дома музыку, виниловые пластинки. По дороге в школу она у меня продолжала играться в голове, с первого трека, все поочередно, как раз одна сторона альбома The Beatles Sgt Pepper's lonely hearts club band, к примеру. В обратную сторону - 2-ая сторона.

Все творчество идет из подсознания, из глубин. Я знаю: ежели ты написал музыку и сходу не вымыслил стихи, то песни не будет. Ты будешь позже год страдать, два. Все обязано родиться сразу - как интуитивное прозрение.