Маркус Миллер откроет Тбилисский интернациональный джаз-фестиваль

Disney именовала дату выхода новейших "Звездных войн"




Миша Ходорковский: "Привыкание к несвободе занимает 5 лет"

О Путине

6 марта 2003 года
«Стилистика работы нашего президента в том, что он старается не вмешиваться в происходящий процесс... При всем собственном сложном нраве Путин является человеком откровенным в таковых вопросцах - он прямо высказывает свои претензии, а мы стараемся, чтоб эти претензии не разрастались» (интервью томскому телеканалу ТВ-2)

29 апреля 2010 года
«Своим конкурентом меня избрал сам Путин. Отказать ему нереально. Он в благодарность кормит и охраняет. Уже седьмой год» (интервью французскому изданию Metro)

19 июля 2013 года
«Когда я критикую Путина, то говорю не о приватизации, и даже не о отнятом ЮКОСе, а о недочетах несменяемой власти» (интервью германскому телеканалу N-TV)

О политике

10 июня 1998 года
«Если вы проследите мою историю, то заметите, что мы постоянно были близки к политике, но никогда не ставили впереди себя политических целей» (интервью «Коммерсанту»)

24 февраля 2012 года
«Претендовать на президентский либо премьерский пост не стал бы. Нужно очень обожать власть, чтоб стремиться к тому, что эти посты несут с собой. У меня таковой любви нет» (интервью Радио Свобода)

11 марта 2013 года
«Ключевым условием поддержки хоть какого дееспособного политика с моей стороны будет не попросту точное заявление им собственных демократических ориентиров, но жесткое обещание немедленного уменьшения размера возможностей президента в пользу законодательной власти, суда и регионов» (переписка с Ксенией Собчак, Сноб)

О деле ЮКОСа

07 июля 2003 года
«Я готов к тому, что процесс будет идти по довольно твердому сценарию довольно длительное время» (интервью телерадиокомпании ТВ-2)

28 декабря 2004 года
«Разгром "ЮКОСа" указывает, что спущенные с цепи бюрократы управляются никак не интересами страны как такового, нескончаемого и уже поэтому могущественного. Они просто знают, что муниципальная машинка существует для обслуживания их собственных интересов» (статья в газете «Ведомости»)

22 октября 2008 года
«Сегодня обвинительных доказательств, по сути, нет, так как на физическом уровне необъяснимую вещь нереально доказать. <...> Я не желаю ворачиваться к вопросцу банкротства ЮКОСа. Что прошло - то прошло. Но при таком обвинении это придется делать, по другому это не следствие, а его видимость. По существу - это расправа» (разъяснения Ходорковского М.Б. в Ингодинском районном суде)

24 мая 2011 года
«Авторы приговора выставили в дурном свете и себя, и судебную систему России, заявив в громком, общественном процессе, что в России потерпевшие от хищения получают прибыль от реализации похищенного, что рвение к ее повышению - есть грех, что "правильные" цены на нефть в Сибири, подумайте, должны приравниваться ценам в Западной Европе, невзирая на расходы по транспортировке, таможенные пошлины и ограниченность экспорта» (выступление Ходорковского М.Б. в суде кассационной инстанции)

О развитии России

28 декабря 2004 года
«Очень скоро единственным контрагентом данной всепожирающей бюрократии станет свирепая непонятная масса, которая выйдет на улицу и произнесет: "Обещали хлеба и зрелищ? Так где они?!"» (статья в газете «Ведомости»)

1 августа 2005 года
«Левый поворот в судьбе России настолько же нужен, сколь и неизбежен. А Владимиру Путину, чтоб отдать мирному левому повороту свершиться, много трудиться не придется. Нужно всего только в конституционные сроки уйти на покой и обеспечить демократические условия для проведения последующих выборов» (статья в газете «Ведомости»)

19 июля 2013 года
«В будущем я вижу свою страну государственным, правовым, демократическим государством <...>. Ожидаю, что мы останемся федерацией, но с мощным местным самоуправлением, которое станет главным звеном исполнительной власти. Ожидаю, что деспотические возможности президента будут в значимой степени перераспределены меж правительством, парламентом и судебной властью <...>. И, основное, ожидаю постоянной смены власти» (интервью германскому телеканалу N-TV)

О оппозиции

30 января 2012 года
«Что касается "новейшей оппозиции", то, с моей точки зрения, на сегодняшнем шаге вести переговоры можно лишь о допустимых способах борьбы (правилах игры). Путин еще не относится к "новейшей оппозиции" серьезно. А представлять ее на переговорах с властью могут те, кто не является участником сегодняшних выборов. К примеру, Алексей Навальный, Евгения Чирикова, Сергей Удальцов и Борис Акунин. Но - лишь вместе» (статья в The New Times)

24 апреля 2013 года
«Анализ размещенных официальных материалов и по "делу Навального", и по "делу Болотной" не оставляет колебаний: в честном и справедливом суде такие обвинения оказались бы несостоятельными, их политическая мотивированность очевидна. <...> Больше того, я считаю, что ощутимый политический урон Кремль нанесет сам себе» (статья в газете «Ведомости»)

О собственных принципах

10 июня 1998 года
«Я не привык принимать какие-то решения, озираясь на то, находится ли мой сотрудник либо человек, с которым я общаюсь, на нынешний день в дружбе либо не дружбе с президентом» (интервью «Коммерсанту»)

29 апреля 2010 года
«Жалеть о прошедшем - удел неспособных идти вперед, исправлять ошибки. И, может быть, совершать новейшие. В конце сочтемся! Пока рано» (интервью французскому изданию Metro)

11 марта 2013 года
«На меня вправду бесполезно давить в тех вопросцах, которые я считаю себе принципиальными. К примеру, я никогда не договаривался с бандитами. Не делаю этого и сейчас, в тюрьме» (переписка с Ксенией Собчак, Сноб)

О тюрьме

28 декабря 2004 года
«Я - вслед почти всем и почти всем узникам, известным и безвестным, - вынужден огласить спасибо тюрьме. Она подарила мне месяцы напряженного созерцания, время для переосмысления почти всех сторон жизни» (статья в газете «Ведомости»)

29 апреля 2010 года
«Тюрьма списывает маленькие долги, но кристаллизует большие. А валюта тут одна - жизнь» (интервью французскому изданию Metro)

2 ноября 2010 года
«Я совершенно не безупречный человек, но я - человек идеи. Мне, как и хоть какому, тяжело жить в тюрьме, не охото тут умереть» (крайнее слово Миши Ходорковского)

11 марта 2013 года
«Привыкание к несвободе занимает 5 лет. Потом - рутина. В моем случае более сложными стали 1-ые два года, когда тяжело было поверить в то, что происходило» (переписка с Ксенией Собчак, Сноб)

24 июня 2013 года
«Мне уже тяжело представить возможность освобождения: 10 лет тюрьмы - не шутка» (интервью в The New Times)

О для себя

29 апреля 2003 года
«Я вправду желал бы в 45 лет отступить от управления текущей работой компании. Это будет в 2007 г. К тому времени у меня уже будет тридцатилетний трудовой стаж, и я надеюсь, что бизнес будет развиваться так стабильно, что смогу больше времени уделять семье и детям» (статья в «Еженедельном журнале»)

28 декабря 2004 года
«Мне передали одно принципиальное суждение: они желают засадить меня глубже, лет на 5 либо больше, так как боятся, что я буду им мстить. Эти простодушные люди пробуют судить обо всех по для себя. Успокойтесь: графом Монте-Кристо (вообщем, как и управдомом) я становиться не собираюсь. Дышать весенним воздухом, играться с детками, которые будут обучаться в обыкновенной столичной школе, читать умные книжки - все это куда важнее, правильнее и приятнее, чем разделять собственность и сводить счеты с своим прошлым» (статья в газете «Ведомости»)

3 марта 2013 года
«У меня была мечта: стать директором завода. И я к ней шел через советскую империю, через кооперативы и центры НТТМ, через работу в правительстве и "политические манипуляции", а придя - сообразил, сообразил опосля кризиса 1998 года, что целью не быть может "железо", лишь люди»
(переписка с Ксенией Собчак, Сноб)

26 июня 2013 года
«Семья - самое принципиальное, что есть у человека. Тут, в тюрьме, много людей с горьковатыми, сиротскими судьбами, одиноких. Мне бывает постыдно перед ними за свое достояние. Ведь друзья и семья - истинные сокровища. Жаль, что в жизненной суете осознаем мы их настоящее значение поздновато» (интервью в The New Times)

19 июня 2013 года
«Получилось так, что я стал эмблемой и для друзей, и для противников. Это не мой выбор, а судьба. Хотелось бы "сдать вахту", но пока не выходит».

«Для себя желаю лишь возвращения к семье» (интервью германскому телеканалу N-TV)