Сообщения о пневмонии у Шумахера менеджер гонщика именовала спекуляцией

Скончался литературовед, лауреат Бунинской премии Владимир Луков




Два наслаждения

Есть чувство, что по последней мере 1-ое время все будут более пылко дискуссировать не содержание новейшего альбома американской народной певицы Бейонсе Ноулз, а метод его возникновения на свет. В этом контексте диск автоматом становится в один ряд с таковыми пластинками, как «In Rainbows» Radiohead либо «The Future is Medieval» Kaiser Chiefs - эталонами революционных рекламных решений. Radiohead когда-то стали первопроходчиками системы «плати, сколько захочешь», предложив слушателям самим установить стоимость на собственный новейший диск, а Kaiser Chiefs записали в два раза больше песен, чем требовалось, чтоб фанаты могли сами составить собственный безупречный альбом из полюбившихся треков.

На этом фоне новшество Бейонсе, на 1-ый взор, носит несколько наименее конкретный нрав: подумаешь, выпустила пластинку без рекламы, промо и вообщем каких-то деклараций о намерениях.

Тем более, в современной поп-музыке, в какой над хоть какой новостью работают не только лишь музыканты и аранжировщики, да и целая армия пиарщиков и кабинетных стратегов, это неслыханное дело - ходячий знак пригламуренной стабильности, защитница обычных ценностей, good girl, которой, казалось, предначертано всю дорогу так и оставаться good (в отличие, например, от Рианны, которая в некий момент gone bad), Бейонсе предательски втыкает ножик в спину шоу-бизнесу. В числе остального, кстати, мучается и наш брат-журналист: новейший альбом певицы вышел в свет уже опосля того, как передовые музыкальные издания принялись подбивать свои годовые рейтинги - разумеется, этот обычный канал раскрутки миссис Ноулз не ставит решительно ни во что. Никто уже не читает русских газет - ни до обеда, ни опосля.

По правде, диск «Beyonce» упал в ночь на пятницу, 13-е в буквальном смысле как снег на голову - в Нью-Йорке как раз совсем установилась минусовая температура. Проснувшись утром, музыкальный истеблишмент практически сошёл с мозга - журналисты принялись строчить аналитические колонки, а мировоззрение коллег-музыкантов лучше всех определила в своём твите Кэти Перри: «Не говорите со мной сейчас ни о чём, не считая Бейонсе».

То, что сначала показалось удачной партизанской вылазкой, на самом деле обернулось стремительным блицкригом: за прошедшие некоторое количество дней пластинка, так пока не вышедшая на физическом носителе, возглавила чарты iTunes в 112 странах.

Проницательная к конъюнктуре, певица выпустила альбом быстрее по способу продюсеров видеоигр: в отличие от музыкантов, они как раз обычно припасают громкие новинки к Рождеству - и нужно огласить, в целом чувствуют себя в крайние годы в коммерческом отношении куда лучше, чем их коллеги из музыкального сектора промышленности. Наиболее того, сам диск - тоже собственного рода видеоигра: по последней мере, зрительный компонент тут играет решающую роль. Ко всем до единой композициям Бейонсе сняла видеоклипы, также доступные в общем пакете с музыкальными файлами. Работали над ними, в числе остального, такие люди, как Йонас Окерлунд либо Хайп Уильямс, а съёмки проходили на трёх различных континентах.

Сама певица разъясняет избранный формат тем, что, мол, автоматом визуализирует хоть какой звук.

«Музыка для меня - не попросту то, что я слышу, - утверждает она в обращении к фанатам, распространённом скоро опосля выхода пластинки. - Это постоянно ещё и броский зрительный образ: коллаж из фото, детских воспоминаний, снов и фантазий». Прекрасное разъяснение, и поболее того, существует даже мед термин, описывающий схожую способность - тоже достаточно прекрасный: синестезия. Тем более, есть чувство, что вместе с синестезией тут находится и трезвый коммерческий расчёт: похоже на то, что альбом «Beyonce» знаменует окончательное поражение музыки в борьбе с сопутствующими видами искусства.

К этому, в общем, и без того всё шло - раскрутить какую-либо пластинку на основании единственно её звуковых плюсов удаётся всё пореже, и в ход всё больше идут различные немузыкальные «приманки»: калоритные видеоклипы и костюмчики, необыкновенные рекламные ходы и мистификации.

Но на новеньком альбом Бейонсе музыка чуть ли не в первый раз осознанно играет подчинённую, второстепенную роль - тут, в конце концов, нет ни 1-го тривиального радиохита.

По правде, ежели большая часть записей поп-звёзд базируются на хитах, которые выступают собственного рода локомотивами для других песен, то в случае с «Beyonce» программным директорам предстоит поломать голову над тем, какие треки взять в ротацию. Сама певица помогать им не собирается - с диска по этот день не вышло ни 1-го сингла, а в композиции «Yonce» миссис Ноулз прямым текстом говорит: «Радио говорит мне ускоряться - означает, нужно замедлиться». Ежели пишущих журналистов Бейонсе игнорирует, то к радиостанциям, таковым образом, и совсем встаёт в твердую оппозицию.

Вообщем, ежели вчитаться в текст песни «Yonce», станет ясно, что пассаж про радио тут - менее чем метафора;

в конце концов, процитированный отрывок завершается последующей тирадой: «чувак, ты в жизни не лицезрел таковой задницы». Так что радио тут - не столько FM-диапазон, по правде всё меньше влияющий на положение дел в поп-музыке, сколько просто источник звука: звука, под который лирическая героиня занимается со своим партнёром несложно додуматься чем, и продолжается это занятие минимум три четверти пластинки. В числе остального, имеется строка «он обмоникалевинскил всё моё платье» - очередной пример того, как в британском языке можно сделать глагол из что угодно. А ещё недвусмысленные вздохи и стоны, на которых построена аранжировка песни «Blow»; интересующихся адресуем в самый конец соответственной словарной статьи - в данном случае актуален тот вариант перевода, который наверное будет помечен сокращением «жарг.» либо «груб.». Тень брошена даже на идеальную историю супружеской любви Бейонсе и рэпера Джей Зи: ежели верить треку «Drunk In Love» (тривиальный референс к наиболее раннему хиту «Crazy In Love», в каком в основных ролях были эти же двое), роман одной из самых звёздных пар Америки начался с опьяненного перепихона на кухонном полу. Когда в финальном треке - проникновенной фортепианной балладе - в один момент звучит глас годовалой дочери певицы, тяжело преодолеть соблазн настучать на маму в органы ювенальной юстиции: хотя сама песня как раз полностью невинна, в контексте альбома всё равно на разум приходит словосочетание «вовлечение несовершеннолетних».
Хотя, в сути, чего же такового?

Поп-музыка издавна уже достигла необычного уровня откровенности - либо растеряла всякий стыд;

формулировка здесь может варьироваться в зависимости от умонастроения говорящего. Самые горячие темы в этом году - полёт голой Майли Сайрус на шаре и популяризированный ею же танец «тверк» (хотя слово танец тут, в сути, ни к селу ни к городку - это быстрее конкретное па, исполняемое тугими девичьими ягодицами). В одном из новейших видео Бейонсе тоже показывает тверк, а количество нарядов на её прекрасном теле часто стремится уже даже не к нулю, а к минус бесконечности. Короче говоря, ничего необыкновенного - разве лишь то событие, что перед нами вправду, как и было сказано, «американская народная певица». Не какая-нибудь старлетка с фабрики звёзд, а женщина, озвучившая за крайний год два основных массовых мероприятия в США: инаугурацию Барака Обамы и футбольный «Супербоул». Ежели перенести это на наиболее близкие нам реалии, получится что-то среднее меж Аллой Пугачёвой и Иосифом Кобзоном - и, в общем, согласитесь, никто из их не смотрится возможной звездой тверка. Статус Бейонсе - не только лишь льгота, да и ответственность: женщина из неплохой семьи, папина дочка (Ноулз-старший с младых ногтей трудится супервайзором её карьеры), примерная супруга и мама, в общем, готовая ролевая модель - и здесь вдруг такое.

Справедливости ради, у Бейонсе и ранее был эпизод, когда она мало «слетела с катушек»:

половина песен с диска пятилетней давности «I Am... Sasha Fierce» нежданно были изготовлены в достаточно жёстком клубном звуке, а сама певица в их представала этакой бесшабашной оторвой. Но там это по последней мере было оправдано драматургически: пластинка была разбита на две части, одну из которых Бейонсе пела от собственного лица, а другую - от лица Саши Фирс, собственного внутреннего «мистера Хайда». Тут же весь этот лобовой сексапил смотрится нежданно - хотя и, не будем скрывать, чрезвычайно красиво. Вообщем, по другому и быть не могло - речь, в конце концов, идёт о девушке с наружностью миссис Ноулз. Другое дело, что собственный новейший рискованный стиль певица не постоянно может примирить с привычкой нести в мир разумное, доброе и вечное. В первом же треке с новейшей пластинки, «Pretty Hurts», она прикидывается участницей конкурса красы и высмеивает всеобщую фиксацию на девичьей наружности - дескать, основное по сути то, что у человека снутри. Мысль, непременно достойная ролевой модели - но потом сама же Бейонсе с лёгкостью её опровергает, нещадно эксплуатируя в каждом из семнадцати включённых в альбом видеоклипов свою безупречную фигуру. Разрешить противоречие певица пробует при помощи вставленных прямо в тело песен семплов: из речи некоторой нигерийской писательницы и из монолога героини Джулианны Мур в кинофильме «Большой Лебовски». И та, и иная высказываются в том духе, что быть можно дельным человеком (читай: феминисткой) и мыслить о красоте ногтей (читай: получать наслаждение от секса с мужчинами) - но вопросцев к миссис Ноулз это, как досадно бы это не звучало, не снимает.

А вот по музыкальной части никаких вопросцев к Бейонсе нет.

Певица очевидно дотошно подошла к выбору помощников: в итоге, кроме обыденных подозреваемых вроде Тимбаленда либо Фаррелла Уильямса, в сочинении и записи треков приняли роль такие различные люди, как канадский мастер исповедального хип-хопа Дрейк, молодой гений r'n'b Фрэнк Оушен и даже солистка неплохой инди-группы Chairlift Кэролайн Полачек. В итоге вышел диск довольно различный, чтоб не наскучить, да и довольно цельный, чтоб не прогуляться на лоскутное одеяло. В стреляющих дуплетом композициях «Ghost» и «Haunted» Бейонсе прекрасно заступает на местность Джанель Монэ, а в песне «Flawless» впечатляюще осваивает резкое, практически восьмибитное электро, напоминающее записи тамильской певицы Майм. «XO», написанная в соавторстве с Райаном Теддером из OneRepublic - доброкачественный эталон поп-музыкального «позитива», а «No Angel» - впечатляющая соул-баллада в актуальной минималистской аранжировке. Короче говоря, слушать - одно наслаждение. А глядеть - два.